Ушачи

«Во имя жизни на земле»

В росписи музея народной славы города Ушачи Владимир Кривоблоцкий ярко и убедительно

выразил свое отношение к героической и трагической истории партизанского движения на Витебщине, а также отразил свои философские и этические взгляды на жестокую сущность войны.

До работы над эскизами художнику пришлось изучить немало партизанских документов, встретиться с ветеранами, походить по местам былых сражений. Почти три года все эти конкретные реалии истории и живые впечатления переосмысливались, постепенно превращаясь в целостный и масштабный образ народного подвига.

 

Художник поставил перед собой эпически сложную задачу. Показать в монументально обобщенных образах подвиг белорусского народа. Посетитель, придя в музей, должен почувствовать себя как бы участником тех событий и поверить: все, что изображено на стенах, — правда.

 

Впечатляют масштабы росписи — 320 квадратных метров, почти 600 фигур. Непросто рождалась такая крупная работа. Много сил и времени потребовалось Кривоблоцкому, чтобы по крупинкам собрать очень сложную композицию, организовать в пространстве группы, заставить звучать цвет, линии, ритмы, интервалы, достичь эмоциональной выразительности образов, разнообразия типажей, гармоничного взаимодействия фигур.

 

В раскрытии сюжетов «Хлеб земли Ушаччины», «Борьба за жизнь», «Фашизм не пройти»,

«Освобождение»,  «Крах фашизма» нет приблизительности и недоговоренности. Многочисленные детали в обрисовке образов, атрибутов и аксессуаров композиции скрупулезно выверены и точно переданы.

 

Неторопливо разворачивается повесть о человеческом мужестве. Образы партизан и мирных жителей, образы женщин-матерей, выносящих из пламени детей, женщин, несущих хлеб, поднимающих на последний и решительный бой своих мужчин — мужей и сыновей, наполнены трагедийным пафосом. Фигуры в сложных ракурсах, пластикой напоминающих неистовые образы Ороско, Сикейроса, Риверы, — остро-динамичные, экспрессивные, мощные. Они живут в пространстве и, несмотря на монументальную обобщенность, кажется, наделены индивидуальными характеристиками: настолько они объемные, реально прочувствованные.

 

Колористическая палитра росписи сдержанная, построенная на двух основных цветах — черном и красном, символах добра и зла, жизни и смерти. Однако художник достиг ею высокого цветомузыкального эффекта. Богатство красных, охристых, темно-бордовых, коричневых, синих оттенков дает впечатление необычайного драматизма и жизненности того, что происходит на плоскости стен. Контраст света и теней, ритм повторяющихся деталей усиливают эффект непреодолимого всеобщего движения людей к свободе, к жизни. И никакие черные силы фашизма не смогут остановить это движение.

 

Художником глубоко раскрыта тема Знамени поколений. Будто страстная мелодия, что звучит

в разных регистрах: красное знамя, развевающееся в руках партизан, воплощает и Победу, и свободу, и справедливость, и будущее. А образ трагически-скорбной Матери объединяет все сюжеты высоким смыслом — проклятием войне.

 

Автор свободно соединяет разномасштабные и разновременные события, исторические реалии и символику, метафору и аллегорию, сохраняя единую логику пространственного развития. Причем, ритмическая организация пространства выполняет одну из главных ролей. Ритм участвует вместе с колоритом и архитектурой в создании общего эмоционального лада произведения, объединяя все части композиции, и в то же время делит на ясные и легко читаемые группы.

Чувство реальности исторического времени, наверное, самая яркая особенность росписи. Память о прошлом не уходит, она живет, тревожит сердца людей, заставляет их задуматься над судьбой человечества.

Ведущие белорусские художники по достоинству оценили эту работу Владимира. Вот только некоторые из их высказываний того времени.

 

Гавриил ВАЩЕНКО:

«В росписи «Во имя жизни на земле» художник показал себя как зрелый монументалист, мыслящий большими формами, умеющий организовать большое архитектурное пространство. Эта работа является значительным вкладом в монументальную живопись республики».

 

Владимир СТЕЛЬМАШОНОК:

«Роспись является могучим творческим вкладом молодого художника в летопись истории Великой

Отечественной войны, которую все художники, особенно белорусские, писали и будут писать вечно. Считаю, что эта работа, колоссальная по размеру и, главное, по напряжению пластики, по силе образов, по умению автора решать главные изобразительно-выразительные «звенья» в органичной связи с второстепенными деталями, — достойна самой высокой похвалы».

 

Анатолий АНИКЕЙЧИК:

«Еще в станковых картинах Владимира Кривоблоцкого «Песня о зубре», «Силы природы», «Двое», «Убирающая оружие», «Диалог», которые экспонировались на республиканских выставках, видны мощная скульптурная выразительность и монументальная обобщенность образов. Но главной, этапной, на мой взгляд, в его творчестве стала роспись в Ушачах. Это — одно из самых значительных произведений в белорусской монументальной живописи. Оно наполнено художнической страстью и болью по павшим героям легендарного партизанского прорыва весной 1944-го года. Автор сумел во весь голос талантливо рассказать людям о мужестве, стойкости и непобедимости нашего народа. И за это ему низкий поклон».

 

В 1986 году за роспись “Во имя жизни на земле” в музее народной славы в Ушачах Витебской области Владимир Кривоблоцкий удостоен премии Ленинского комсомола Беларуси.